-Метки

Тоска архитектура бег времени блог блог egowelt блог gedichte блоги бог боль вдохновение виртуальное общение война на украине воспоминания грусть деревья дети дневник дождь друзья душа женщина живопись жизнь зима интернет искусство история картинки картины книги комменты кофе красота критика лиру любовь мечты мои дневники мои фото море москва музыка мысли настройки небо новый год ночь облака общение одиночество осень память патриотизм петербург печаль плюсы и минусы лиры подборка полезные советы политика поселок сокол поэзия поэт природа птицы путин пч разлука расставание реклама россия россия и запад россия и сша россия и украина русский язык сайт сайты санкции сердце слова смерть смотреть снег снимки события на украине советы сонет социальные сети список друзей ссылки старость стихи стихи о бабочках стихи фета стихотворение судьба счастье творчество тишина фото фото цветов храм художник цветы цитаты чистка друзей чтение шоколадницы юмор

 -Цитатник

Постковидный синдром и осложения на сердце - (0)

Постковидный синдром и наше сердце. Все чаще ко мне и моим коллегам - кардиологам обращаются паци...

Лариса Миллер. А пока не прибрано в душе ... - (0)

Мы поймем, года спустя, что всерьез, а что шутя...   https://c.radikal.ru/c10/2102/bc/...

Фриц Таулов - норвежский мастер пейзажа 19 века - (0)

Художник Frits Thaulow (1847 – 1906). Течёт река Галерея работ Фрица Таулова &mda...

Фотопрогулка по Черногории: море, горы и небо - (0)

Черногория в фотографиях Острова напротив Пераста        &...

Лира потихоньку пустеет и теряет смысл. А жизнь продолжается. - (0)

после болезни давненько я не писала, хотя, признаюсь честно особой нужды в этом не испытывала...

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 19.05.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 11199


Николай Заболоцкий: к 50-летию смерти поэта и переводчика поэзии

Воскресенье, 11 Октября 2009 г. 13:46 + в цитатник
Цитата сообщения Александр_Ш_Крылов

Зацелована, околдована...
 (280x260, 9Kb)
Исполнилось 50 лет со дня смерти Николая Заболоцкого

Он прислушивался к птицам, к зверям и звездам, но не очень понимал людей, занятых нелепым самоистреблением. Как его духовные учителя и наставники, он чувствовал себя скорее пришельцем, посланцем космоса, переводчиком с языка звезд на язык людей. В результате такого перевода и возникла поэзия Николая Заболоцкого.

Переписываясь с Циолковским, Заболоцкий создал свою теорию бессмертия. Она присутствует едва ли ни в каждом его стихотворении. "Не позволяй душе лениться! / Чтоб в ступе воду не толочь, / Душа обязана трудиться / И день и ночь, и день и ночь! / Гони ее от дома к дому, / Тащи с этапа на этап..." Это написано после лагеря и ссылки, куда поэта отправили якобы за то, что он пытался прорыть тоннель до Бомбея по заданию английской разведки. Так что слова про этап вырвались сами собой. Там есть и другие страшные признания - о том, что если дать поблажку этой самой душе, "она последнюю рубашку с тебя без жалости сорвет". Видно, срывали, и не раз. Тут еще парафраз евангельской притчи: "Если снимут с тебя рубашку, отдай и кафтан". Но отдавать Заболоцкому после возвращения из казахстанской ссылки было нечего. Разве что рифмованный перевод "Слова о полку Игореве". Известно, что ни один из переводов с древнерусского не идет ни в какое сравнение с подлинником. Но, если надо среди них выбирать, я предпочел бы вариант Заболоцкого. 


 

На самом деле его арестовали за причастность к группе ОБЭРИУ. Соратники погибли: Хармс - в застенках, Олейникова расстреляли, Введенский сгинул где-то на этапе. Легендарные "Столбцы", принесшие Заболоцкому заслуженную известность, не переиздавались и были фактически запрещены. Мол, юродствовал в них поэт, издевался над коллективизацией и революционными преобразованиями в деревне. "Здесь учат бабочек труду, / Ужу дают урок науки, / Как делать пряжу и слюду, / Как шить перчатки или брюки". Только не издевался поэт, а на самом деле верил, что рано или поздно мы вступим в словесный контакт с животными. Будем учить их и будем у них учиться. Он был сыном агронома и очень любил все живое.

В годы величайшего социального озверения общества утопист Заболоцкий мечтал об очеловечивании животного и растительного мира. Считал себя учеником Велимира Хлебникова и Эдуарда Циолковского. Может быть, он один в те годы по-настоящему прочел их труды и понял их весьма своеобразный космизм. Не случайно же в одной из его поэм волк учится смотреть в телескоп на звезды. Речь, конечно, не о волках, а о людях. На звезды в телескоп смотреть мы научились, а вот с очеловечиванием мира что-то не очень получается не только среди зверей, но даже среди людей.

Его творчество после тюрьмы, лагеря и ссылки настолько зашифровано и замаскировано самим поэтом, что до понимания его в полной мере мы и сегодня не доросли. "А если это так, то что есть красота / И по чему ее обожествляют люди? / Сосуд она, в котором пустота, / Или огонь, мерцающий в сосуде?" Если говорить о поэзии Заболоцкого, то она конечно же огонь в сосуде. А сосуд - сам поэт, к сожалению, как все сосуды, беззащитный и хрупкий. Сердце не выдержало тяжелых воспоминаний и разорвалось, когда духовные силы были не иссякаемы.

Его поэзия всегда считалась элитарной, но вдруг вся страна запела хит на бесхитростные слова: "Очарована, околдована, / С ветром в поле когда-то по венчана..." Во всех хрестоматиях есть его "Некрасивая девочка" - вариант Царевны лягушки в новом контексте. Соприкоснулась страна с поэзией Заболоцкого и в фильме "Доживем до понедельника", где Вячеслав Тихонов поет "Иволгу": "В этой роще березовой..." Что-то очень колдовское и магически привлекательное есть даже в самых простых стихах этого космического колдуна в круглых старомодных очках и пижаме, каким он запечатлен на снимках послед них лет...

ПРИЗНАНИЕ

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумашедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится - не убавится,
Что не сбудется - позабудется...
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?




ИСКУШЕНИЕ

Смерть приходит к человеку,
Говорит ему: «Хозяин,
Ты походишь на калеку,
Насекомыми кусаем.
Брось житье, иди за мною,
У меня во гробе тихо.
Белым саваном укрою
Всех от мала до велика.
Не грусти, что будет яма,
Что с тобой умрет наука:
Поле выпашется само,
Рожь поднимется без плуга.
Солнце в полдень будет жгучим,
Ближе к вечеру прохладным.
Ты же, опытом научен,
Будешь белым и могучим
С медным крестиком квадратным
Спать во гробе аккуратном».

«Смерть, хозяина не трогай,—
Отвечает ей мужик. —
Ради старости убогой
Пощади меня на миг.
Дай мне малую отсрочку,
Отпусти меня. А там
Я единственную дочку
За труды тебе отдам».
Смерть не плачет, не смеется,
В руки девицу берет
И, как полымя, несется,
И трава под нею гнется
От избушки до ворот.
Холмик во поле стоит,
Дева в холмике шумит:
«Тяжело лежать во гробе,
Почернели ручки обе,
Стали волосы как пыль,
Из грудей растет ковыль.
Тяжело лежать в могиле,
Губки тоненькие сгнили,
Вместо глазок — два кружка,
Нету милого дружка!»

Смерть над холмиком летает
И хохочет, и грустит,
Из ружья в него стреляет
И, склоняясь говорит:
«Ну, малютка, полно врать,
Полно глотку в гробе драть!
Мир над миром существует,
Вылезай из гроба прочь!
Слышишь, ветер в поле дует,
Наступает снова ночь.
Караваны сонных звезд
Пролетели, пронеслись.
Кончен твой подземный пост,
Ну, попробуй, поднимись!»

Дева ручками взмахнула,
Не поверила ушам,
Доску вышибла, вспрыгнула,
Хлоп! И лопнула по швам.
И течет, течет бедняжка
В виде маленьких кишок.
Где была ее рубашка,
Там остался порошок.
Изо всех отверстий тела
Червяки глядят несмело,
Вроде маленьких малют
Жидкость розовую пьют.

Была дева — стали щи.
Смех, не смейся, подожди!
Солнце встанет, глина треснет,
Мигом девица воскреснет.
Из берцовой из кости
Будет деревце расти,
Будет деревце шуметь,
Про девицу песни петь,
Про девицу песни петь,
Сладким голосом звенеть:
«Баю, баюшки, баю,
Баю девочку мою!
Ветер в поле улетел,
Месяц в небе побелел.
Мужики по избам спят,
У них много есть котят.
А у каждого кота
Были красны ворота,
Шубки синеньки у них,
Все в сапожках золотых,
Все в сапожках золотых,
Очень, очень дорогих...»

Рубрики:  ПОЭЗИЯ в ИНТЕРНЕТЕ/О поэзии серьезно
Культура и духовность/Выдающиеся мужчины
ПОЭЗИЯ в ИНТЕРНЕТЕ/Мои любимые поэты
ПОЭЗИЯ в ИНТЕРНЕТЕ/Стихи о женщине
О дневнике и авторе/Иностранные языки и перевод
ПОЭТЫ от А до Я/Николай Заболоцкий
Метки:  

Алевтина_Князева   обратиться по имени Понедельник, 16 Ноября 2009 г. 16:17 (ссылка)
Сердечное спасибо.
Ответить С цитатой В цитатник
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку