-Метки

Тоска архитектура бег времени блог блог egowelt блог gedichte блоги бог боль вдохновение виртуальное общение война на украине воспоминания грусть деревья дети дневник дождь друзья душа женщина живопись жизнь зима интернет искусство история картинки картины книги комменты кофе красота критика лиру любовь мечты мои дневники мои фото море москва музыка мысли настройки небо новый год ночь облака общение одиночество осень память патриотизм петербург печаль плюсы и минусы лиры подборка полезные советы политика поселок сокол поэзия поэт природа птицы путин пч разлука расставание реклама россия россия и запад россия и сша россия и украина русский язык сайт сайты санкции сердце слова смерть смотреть снег снимки события на украине советы сонет социальные сети список друзей ссылки старость стихи стихи о бабочках стихи фета стихотворение судьба счастье творчество тишина фото фото цветов храм художник цветы цитаты чистка друзей чтение шоколадницы юмор

 -Цитатник

Постковидный синдром и осложения на сердце - (0)

Постковидный синдром и наше сердце. Все чаще ко мне и моим коллегам - кардиологам обращаются паци...

Лариса Миллер. А пока не прибрано в душе ... - (0)

Мы поймем, года спустя, что всерьез, а что шутя...   https://c.radikal.ru/c10/2102/bc/...

Фриц Таулов - норвежский мастер пейзажа 19 века - (0)

Художник Frits Thaulow (1847 – 1906). Течёт река Галерея работ Фрица Таулова &mda...

Фотопрогулка по Черногории: море, горы и небо - (0)

Черногория в фотографиях Острова напротив Пераста        &...

Лира потихоньку пустеет и теряет смысл. А жизнь продолжается. - (0)

после болезни давненько я не писала, хотя, признаюсь честно особой нужды в этом не испытывала...

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 19.05.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 11207


Поэт Николай Заболоцкий. Биография

Воскресенье, 28 Июня 2009 г. 23:43 + в цитатник
Николай Алексеевич Заболоцкий
«Образ мирозданья». Творчество и жизнь Н.А. Заболотского. К 100-летию со дня рождения
В 2003 году исполнилось 100 лет со дня рождения большого русского поэта – Николая Алексеевича Заболотского. Он родился в 1903 году, 07 мая (по новому стилю), в селении Кукмор близ Казани.
Имя его отца – Алексей Агафонович Заболотский (ударение на первом слоге фамилии). По образованию Алексей Заболотский был агрономом, работал на земской опытно-показательной ферме, управлял этой фермой.
Мать поэта, Лидия Андреевна, в девичестве Дьяконова, была родом из Вятки. Она окончила гимназию, затем учительские курсы, но работала учительницей недолго – заболела, потеряла голос, а вскоре познакомилась с Заболотским и вышла за него замуж. Николай был первенцем, а всего в семье родилось семеро детей; один из них умер в раннем возрасте.
Через несколько лет после женитьбы агроному Заболотскому пришлось оставить службу, и лишь год спустя он смог устроиться на новое место – на ферму в селе Сернур Уржумского уезда.
Детство и юность Николая Заболотского прошли вдалеке от столиц, в сельской местности, затем в уездном городке Уржуме, откуда был родом его отец, где поэт учился и куда со временем переселилась вся семья Заболотских.
Николай интересовался занятиями отца – биологией, химией, сельским хозяйством. Отец брал его в служебные поездки, Николай видел природу, жизнь крестьян, слушал их беседы.
 
 
 
С семи лет Николай Заболотский сочинял стихи. Во время учёбы в Уржуме в гостях у него собирались его сверстники, увлекавшиеся литературой. Сын поэта, Никита Заболотский, так пишет об этих встречах: «Говорили о жизни, мечтали, читали свои и чужие стихи, спорили о новой власти, о философии и особенно о поэзии. Без устали обсуждали только что написанные собственные стихотворения и никак не могли решить, хороши они или плохи».
По свидетельству одного из товарищей Николая, М.И. Касьянова, подростки того времени находились под влиянием символистов, в особенности Блока, Белого. Маяковского ещё знали мало. Николай Заболотский, по свидетельству Касьянова, очень любил стихи Ахматовой.
 
Известно, однако, что много позже, в 1940-е – 1950-е годы, Заболотский неизменно пренебрежительно отзывался о женской поэзии вообще, говорил, что женщина стихи писать не может, а лично об Ахматовой, по свидетельству стихотворца А.Я. Сергеева, высказывался так: «Курица не птица, баба не поэт». (Характерно, что, по словам Сергеева, Ахматова, зная о таком отношении к ней, платила Заболотскому ответным непризнанием.)
В 1920 году, окончив Уржумское реальное училище, Николай Заболотский отправился в Москву, где и поступил на историко-филологический факультет Московского университета, а также на медицинский факультет – поскольку студентам медицинского выдавали хороший продовольственный паёк. Однако и этого пайка, по-видимому, не хватало для выживания.
Николаю пришлось, прервав учение, вернуться домой. Но в 1921 году он снова отправился учиться, на этот раз в Петроград. В Петрограде Николай стал студентом отделения языка и литературы общественно-экономического факультета Педагогического института имени Герцена. Учась в институте, Заболотский продолжал сочинять стихи, некоторое время участвовал в работе студенческого литературного объединения.
3
В 1925 году поэт окончил Педагогический институт, и в том же году изменил свою фамилию – стал писать её через «ц» и произносить с «польским» ударением – на предпоследнем слоге. В 1925 году произошло и ещё одно важное событие в жизни поэта – он познакомился с молодыми поэтами-авангардистами Даниилом Хармсом и Александром Введенским.
Благодаря им Заболотский лучше узнал оказавшееся близким ему по духу искусство русского авангарда, которое в то время переживало подъём. Поэт стал общаться с художниками-авангардистами – Филоновым, Малевичем, Татлиным. Особенно близок ему был мир произведений Филонова.
В 1926 году Хармс, Заболотский, Введенский и начинающий поэт Игорь Бахтерев решили объединиться в литературную группу под названием «Левый фланг». Своим духовным учителем все участники группы считали Велимира Хлебникова.
В 1926–1927 году Заболотский отбывал воинскую повинность. В стрелковом полку, где он служил, дважды устраивались выступления «Левого фланга», после чего некоторые из сослуживцев Заболотского стали поклонниками его таланта.
В 1927 году состоялось важное для молодых поэтов выступление группы «Левый фланг» в Институте истории искусств. Поэтов слушали филологи В.М. Жирмунский, Б.В. Томашевский, Ю.Н. Тынянов, В.Б. Шкловский, Л.В. Щерба, Б.М. Эйхенбаум. Стихами Заболотского особенно заинтересовались Эйхенбаум и Тынянов. Тогда же Заболотский встретился с молодым преподавателем Института, писателем В.А. Кавериным, и эта встреча стала началом многолетней дружбы.
1927 – год первой публикации стихов Заболотского. Поэту было 24 года. В том же 1927 году объединение «Левый фланг» получило хотя и незначительный, но всё же официальный статус – вошло в состав ленинградского Дома печати как одна из его секций. При этом правление Дома печати категорически потребовало убрать из названия слово «левый». Группа была переименована в «Объединение реального искусства», сокращённо – «Обериу» или «Обэриу». Под этим названием оно существовало до 1930 года и вошло в историю русской литературы, а его участники известны нам под именем обериутов, которым сами назвали себя. Правда, Заболотский отошёл от деятельности обериутов в конце 1928 – начале 1929 года.
4
В 1928 году Николай Заболотский подготовил к печати свою первую книгу стихов, название которой – «Столбцы» – как и название «Обериу», принадлежит истории русской литературы. Книгу составили стихи 1926–1927 годов. Вышла она в 1929 и, по отзывам современников, была воспринята читателями «как своего рода откровение» (Б.А. Филиппов, литературовед), притягивала и поражала «какой-то органической странностью, …«третьим смыслом», от которого немного кружилась голова» (Д.Е. Максимов, литературовед), вызывала «чувство… новизны, прорыва в область, никем ещё не обжитую до Заболотского» (П.Г. Антокольский, поэт). Были доброжелательные, вдумчивые отзывы критики. Однако большинство критиков приняло книгу в штыки. Определения, которые давались лично поэту, он выписывал на отдельный лист, зачитывал друзьям и смеялся вместе с ними, вопреки тому, что ситуация была совсем не весёлая.
В конце 1920-х – начале 1930-х годов Заболотский сотрудничал в детских журналах «Ёж» и «Чиж», писал стихи и рассказы для детей. В это же время он с особым вниманием изучал натурфилософию. Философские вопросы бытия природы всегда были важны для Заболотского. Поэт обращался к трудам Платона, Фридриха Энгельса, Гёте, Велимира Хлебникова, Григория Сковороды, Тимирязева, Вернадского, Циолковского. С Циолковским он в то время вёл переписку, которая, к сожалению, не сохранилась.
В 1932 году поэт подготовил к печати новую книгу, названную им «Стихотворения. 1926–1932», но до того, как она успела выйти, журнал «Звезда», редактором отдела поэзии в котором тогда был поэт Н.С. Тихонов, опубликовал два стихотворения – «Меркнут знаки Зодиака» и «Лодейников» – и поэму «Торжество земледелия». Критика восприняла поэму как пасквиль на коллективизацию, хотя автор создал философское произведение о взаимоотношениях человека и природы. Набор книги стихотворений был рассыпан.
После этого Заболотский почти перестал писать стихи и до 1935 года занимался переводами иноязычной поэзии, переработкой зарубежной классики для детей (так, он пересказал «Гаргантюа и Пантагрюэля» Рабле, «Тиля Уленшпигеля» Шарля де Костера, главы из «Путешествия Гулливера» Свифта). В середине 1930-х Заболотский заинтересовался грузинской поэзией, познакомился (и сдружился) с поэтами Симоном Чиковани и Тицианом Табидзе, начал работу над поэтическими переводами грузинских стихотворений (по подстрочным переводам), впервые побывал в Грузии.
5
Ещё в студенческие годы поэт познакомился с Екатериной Клыковой, также учившейся в Педагогическом институте имени Герцена. В 1928 году Заболотский просил Екатерину выйти за него замуж, в 1930 году женился на ней, в 1932 у них родился сын Никита, в 1937 – дочь Наташа.
В 1937 году вышла книга новых стихотворений Заболотского, названная им «Вторая книга». В 1938 поэт начал работу над стихотворным переложением на современный русский язык «Слова о полку Игореве» и над поэмой «Осада Козельска». Но завершить работу тогда не удалось: Заболотский был арестован и после года тюремного заключения без суда приговорён к пяти годам лагерей.
В 1944 году его освободили, но оставили в системе лагеря без права выбора работы и свободного перемещения по стране. После освобождения в Кулундинскую степь (Алтайский край) к мужу приехала Екатерина Заболоцкая с детьми. В 1945 лагерь был переведён под Караганду. В это время Заболотский вернулся к работе над стихотворным переложением «Слова о полку Игореве» и закончил черновой вариант переложения.
В конце 1945 года поэт с помощью московских друзей получил командировку в Москву и уехал из Казахстана, но только в 1946-м смог получить официальное разрешение жить в Москве, и тогда вызвал к себе жену с детьми. Два года семья жила в посёлке Переделкино – на даче писателя Ильенкова – а затем получила от Союза писателей двухкомнатную квартиру в Москве. В это время Заболотский снова, после долгого перерыва, начал писать стихи. В 1948 году вышла третья книга поэта. Но прежняя жизнь была невозвратна.
6
Следует назвать вещи своими именами: не время, не история, не судьба, даже не государство, не власть и не политическое устройство – люди мучили других людей, и одним из тех, кому довелось претерпеть мучения, был Заболотский. Он уже никогда не смог забыть того, что произошло с ним. Вернувшись из лагерей, он уничтожил рукописи своих ранних стихотворений, заботливо сохранённые женой.
До конца жизни он опасался случайных знакомств, избегал откровенности, боялся предъявлять свой паспорт, предполагая, что в нём могут быть зашифрованы сведения о судимости. Существуют многочисленные свидетельства о том, насколько болезненно он помнил пережитое.
Так, стихотворец Семен Липкин в поэме «Вячеславу. Жизнь переделкинская» рассказывает о том, как в поезде до Переделкино Заболотский вдруг испугался двоих подозрительных попутчиков, в панике говорил: «Сейчас меня возьмут». Через 10 лет, в Тарусе, в ужасе потребовал прервать прогулку на лодке и вернуться на берег, когда в лодке обнаружилась течь. Ему вспомнилась затонувшая на Амуре баржа с заключёнными, на которую сам он не попал почти чудом.
Заболотский стал замкнутым, сдержанным в общении с людьми. Сын поэта пишет: «Однажды, увидев в окно, что к нему идёт упорно желавшая с ним поговорить Ксения Некрасова, велел кому-то из домашних сказать, что его нет дома».
Кроме того, Заболотский очень насторожённо относился к любым упоминаниям о его первой книге – «Столбцы», за которую его клеймила критика. Многим ценителям его творчества он говорил, что его ранние стихи недостойны внимания - но, умирая, включил «Столбцы» в итоговый свод своих произведений.
7
Но, пожалуй, хуже всего было то, что после лагерей Заболотский стал опасаться сочинять стихи. Были периоды, когда он целенаправленно уклонялся от творчества, до предела загружая себя переводами. В конце 1940-х – 1950-е годы Заболотский вернулся к близкой ему грузинской поэзии. Ему русская и грузинская культуры обязаны существованием свода классической грузинской поэзии на русском языке.
Заболотский перевёл стихи Григола Орбелиани, Ильи Чавчавадзе, Акакия Церетели, Важа Пшавелы, Давида Гурамишвили. В 1955 году он закончил полный перевод поэмы Шота Руставели Витязь в тигровой шкуре – перевод, который, по-видимому, останется лучшим. Заболотский переводил также стихи грузинских поэтов 20 века – Тициана Табидзе, Симона Чиковани и других. За переводы грузинской поэзии Заболотский получил в 1957 году Орденом Трудового Красного Знамени.
Этой награде поэт радовался, считая, что она делает более прочным его положение в жизни – положение бывшего заключённого. Однако во время обострения болезни сердца он попросил жену подать ему в постель свои фотографии, сделанные после награждения, отрезал орден и обрезки велел выкинуть.
Совсем не сочинять Заболотский всё же не мог. В 1953 он подготовил и сдал в издательство «Советский писатель» ещё одну книгу стихов, которая вышла только в 1957 году.
Не только критики, но и читатели отмечают разительное различие между стихами молодого и взрослого Заболотского, точнее – между стихами, написанными Заболотским до лагерей и после. Советская критика зачастую трактовала эту перемену как «перерастание заблуждений молодости» и «возвращение к классической традиции». Однако сейчас литературоведы считают, что «поздние» стихи Заболотского – не отрицание «ранних», а развитие тех возможностей, которые начали осуществляться уже в молодой поэзии. Поэт отказался лишь от того, что не смогло вырасти, развиться в нём – и от того, что не пригодилось.
8
Осталось главное – особый взгляд на мир. В 18-м веке таким взглядом обладал украинский философ и поэт Григорий Сковорода. В России, в 20-м веке так увидели вселенную четверо – Велимир Хлебников, старший современник Заболотского; поэт Ксения Некрасова, младшая современница; писатель Андрей Платонов, почти ровесник; и сам Заболотский. (Всех названных отличает ещё и то, что они родились и провели детство далеко от столиц.) Этим людям было свойственно напряжённое старание осмыслить действительность, причём для них ничего не значили штампы – готовые представления, мнения – а была важна только вселенная, в которой жили они, в которой живём и мы тоже.
Потому хорошо знакомые, привычные вещи, явления предстают в их стихах и прозе неожиданно по-новому, непривычно, оживают, оставаясь в то же время совершенно узнаваемыми. Читатель, встречаясь с такими стихами или прозой, как будто вдруг оказывается, вместо комнаты, под открытым небом, прямо посреди живого мироздания.
Никита Заболотский, повествуя о лагерных годах отца, пишет о нём: «... в Заболотском всегда совершалась какая-то внутренняя работа, как будто и не связанная с тем, что происходило вокруг него». Но, по-видимому, душа поэта всё же переживала именно «происходившее вокруг» – и то, что происходило с самим Заболотским: почти непредставимое для большинства из нас существование заключённого в лагере, каторжный труд, незащищённость от смерти, близость к природе в самом реальном смысле этого слова: необходимость постоянной борьбы за выживание; страдания других; но также первозданная красота мира, природы. По-видимому, работа души, вынужденной пережить лагерный опыт, и создала новый строй стихов Заболотского. Мы не считаем возможным утверждать, что это были изменения к лучшему или худшему. Просто Заболотский стал писать стихи несколько иначе.
В молодости поэт был способен воспринимать мир юмористически, весело шутить – а не только иронизировать – по поводу странного и непостижимого для нас устройства мироздания (как он шутит, например, в стихотворении «Меркнут знаки Зодиака»), по поводу бессмысленности многого из того, что происходит в человеческой жизни. После лагерей Заболотский по-прежнему сочинял иногда шуточные стихотворения, но в стихах, сочинявшихся всерьёз, уже никогда не показывал мир бессвязным нагромождением вещей и явлений – и не шутил о мироустройстве.
Сочиняя стихи, молодой Заболотский фантазировал, передавал то, чего не видел вокруг, но что чувствовал в мире. В стихах, написанных после лагерей, поэт пристально всматривается, вчувствывается в действительность, доступную и нам – и прозревает в обычном новое, то, что никому до него не открывалось. О творчестве Заболотского в 1940-е – 1950-е годы можно сказать его собственными словами из стихотворения «Вечер на Оке» (1957):
Горит весь мир, прозрачен и духовен,
Теперь-то он поистине хорош,
И ты, ликуя, множество диковин
В его живых чертах распознаёшь
9
Пожалуй, из четырёх современников, обладавших сходным мироощущением, только Заболотский – в его «позднем» творчестве – может быть по-настоящему близок тем читателям, кто не любит необычных, «непонятных» стихов и прозы. На слова «поздних» стихотворений Заболотского написаны популярные песни, романсы (например, «Очарована, околдована…», «В городке», «Обрываются речи влюблённых…» – из фильма «Служебный роман», «В этой роще берёзовой» – из фильма «Доживём до понедельника»).
Многим известны стихотворения «Не позволяй душе лениться», «Некрасивая девочка», «Журавли», стихи цикла «Последняя любовь». Новый образ мирозданья, открытый и данный поэтом, читатели принимают, соглашаются, что вселенную можно увидеть и так, как увидел Заболотский. Заметим также, что наиболее известные стихотворения Заболотского человечны, говорят прежде всего о людях, что было несвойственно его ранней поэзии.
В конце жизни поэту пришлось пережить ещё одно душевное потрясение – его жена, Екатерина Васильевна Заболоцкая (Клыкова), полюбила Василия Гроссмана, писателя. Чувство было взаимным.
В 1956 году Екатерина Заболоцкая и Гроссман стали жить вместе, а Николай Заболотский попытался заново устроить свою жизнь, нашёл другую, молодую женщину – Наталью Роскину – но создать новую семью не удалось, по свидетельству Роскиной – прежде всего потому, что Заболотский тосковал по Екатерине Васильевне.
Об этих событиях написаны стихи «Последняя любовь». В 1957 году началось постепенное примирение с женой, но совсем вернуться к друг другу и забыть разрыв они не успели.
10
В лагере Заболотский смог получить место чертёжника, и это, как он сам иногда говорил, спасло его. Но ему всё же приходилось работать и на лесоповале, и в карьере на добыче строительного камня, и на земляных работах. А в 1943 году заключённых стали отправлять на содовые озёра, чернорабочими на завод по производству соды.
Стоя по колено в насыщенном содовом растворе, они должны были вычерпывать его. На этой работе Заболотский подорвал сердце. В 1954 году он пережил тяжёлый инфаркт, а 14 октября 1958 от этой же, полученной в лагере сердечной болезни умер.
По-настоящему Заболотский пришёл к читателю только в 1980-е годы. В это время несколько раз были переизданы его стихотворения. Как правило, издания сопровождались портретом автора, вступительными статьями. Сборник «Стихотворения и поэмы», выпущенный в Свердловске Средне-Уральским книжным издательством в 1986 году, иллюстрирован фотографиями поэта, сделанными в разные годы его жизни, и чёрно-белыми репродукциями картин русских художников-авангардистов начала 20-го века.
Появились работы литературоведов, посвящённые творчеству Заболотского. В 1984 году вышла монография И.И. Ростовцевой «Николай Заболотский: Опыт художественного познания», в 1987 – книга А.В. Македонова «Николай Заболотский: Жизнь. Творчество. Метаморфозы». Наконец, в 1995 появился сборник: Н.А. Заболотский. «Огонь, мерцающий в сосуде», – составленный сыном поэта, Н.Н. Заболотским.
В сборник вошли не только стихотворения, поэмы, переводы, но и письма, жизнеописание поэта, написанное его сыном, воспоминания современников о Заболотском, статьи о его творчестве. Этим сборником мы и пользовались при подготовке обзора.
 

 
 

 
Рубрики:  ПОЭЗИЯ в ИНТЕРНЕТЕ/О поэзии серьезно
Культура и духовность/Выдающиеся мужчины
О дневнике и авторе/Иностранные языки и перевод
ПОЭТЫ от А до Я/Николай Заболоцкий
ГОРОДА и СТРАНЫ/Грузия
Метки:  

 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку