-Цитатник

Постковидный синдром и осложения на сердце - (0)

Постковидный синдром и наше сердце. Все чаще ко мне и моим коллегам - кардиологам обращаются паци...

Лариса Миллер. А пока не прибрано в душе ... - (0)

Мы поймем, года спустя, что всерьез, а что шутя...   https://c.radikal.ru/c10/2102/bc/...

Фриц Таулов - норвежский мастер пейзажа 19 века - (0)

Художник Frits Thaulow (1847 – 1906). Течёт река Галерея работ Фрица Таулова &mda...

Фотопрогулка по Черногории: море, горы и небо - (0)

Черногория в фотографиях Острова напротив Пераста        &...

Лира потихоньку пустеет и теряет смысл. А жизнь продолжается. - (0)

после болезни давненько я не писала, хотя, признаюсь честно особой нужды в этом не испытывала...

 -Метки

Тоска архитектура бег времени блог блоги бог боль вдохновение виртуальное общение война на украине воспоминания грусть деревья дети дневник дождь друзья душа женщина живопись жизнь зима интернет искусство история картинки картины книги комменты кофе красота критика лиру любовь мечты мои фото море москва музыка мысли небо новый год ночь облака общение одиночество осень память патриотизм петербург печаль подборка полезные советы политика поселок сокол поэзия поэт природа птицы путин пч разлука расставание реклама россия россия и запад россия и сша россия и украина русский язык сайт сайты санкции сердце слова смерть смотреть снег снимки события на украине советы сонет социальные сети список друзей ссылки старость стихи стихотворение судьба счастье творчество тишина фото фото цветов храм художник цветы цитаты чистка друзей чтение юмор

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 19.05.2009
Записей: 3277
Комментариев: 6402
Написано: 11187


Аграновский. Однолюб (Очерк про Богдана Войцеховского)

Суббота, 17 Июня 2017 г. 22:02 + в цитатник
МОЙ ГЕРОЙ не любит музыки, не увлекается живописью, не ходит в кино. Он чужд страсти коллекционера и далек от спорта. У него нет приемника и, уж конечно, нет телевизора. «Ничего лишнего» - так мог бы он очертить линию своей жизни. Девиз, само собой разумеется, неверный: каждому ясно, что богатый духовный мир предпочтительнее бедного духовного мира.
 
- Для научной работы нужны четыре стены, - сказал он однажды.
 
- А природа, Богдан Вячеславович?
 
- Да. И еще приток свежего воздуха.
 
Он не терпит долгих разговоров. Боюсь, что и недолгие ему не по душе. И он не скрывает этого, не умеет скрывать или не хочет. Так что назвать его приветливым было бы большим художественным преувеличением. Даже учтивыми «спасибо», и «пожалуйста», он умеет оборвать на полуфразе любую наскучившую ему беседу.

- Богдан Вячеславович, что вы любите больше всего?

- Полную тишину... - И пояснил: - Думается легко.
 
И еще я понял, что он до удивления мало занят собой, раздумьями о своем весе в обществе, своей внешностью, впечатлением, какое произведет на окружающих, мыслями типа «какой я талантливый» или «какой я скромный». 
 
Итак, «ничего лишнего». Мир человека аскетичен и строг. Значит, беден?... Упрямая прямизна этой жизни все больше занимала меня!
 
ЧТО Ж, ПРЯМАЯ линия - она, конечно, «бедней» зигзага или кривой. Но именно прямая есть наикратчайшее расстояние между двумя точками. Видно, у каждого бывали в жизни моменты, когда какая-то важная цель спрямляла линию жизни. И человек, увлеченный главным, терял хотя бы на время интерес к побочному. Богдан Войцеховский сумел всю свою жизнь выстроить по прямой.
 
Заметьте, я не утверждаю, что это наилучший путь и что у всех должно быть так. У него было так.
С самого начала этот человек—однолюб. К слову сказать, он и женат на женщине, с которой знаком со школы. 
 
Войцеховский одним из первых перебрался на жительство в Сибирь.
 
«Ученый должен быть там, где лучше проблеме», - вот его формула. 
И все же «аборигены» любят вспоминать эту первую зимовку, когда возникали обычаи, крепло товарищество, прокладывались первые лыжни и с особенным задором пелся марш новоселов: «Кому наука дорога, в столице делать нечего!»
 
Войцеховский стихов и песен не одобрял: отвлекают от дела. Марлену Топчияну, своему ученику, сказал как-то с истинным сокрушением: «Я думал, вы серьезный человек, а вы на гармошке играете» (Марлен играл на аккордеоне). И не то чтобы он ругал парня, - он его жалел. Сам Войцеховский на «чепуху» времени не тратил, «пробуксовывать» не желал и потому, быть может, даже тут сумел протянуть свою наикратчайшую прямую.
 
Вот его жизнь. Судите сами, бедна ли она.
 
БОЮСЬ ВСЕ ЖЕ, что читатель ответит: бедна. Да, конечно, жизнь моего героя заполнена, насыщена. Да, у него не бывает пустых часов и бесцельных дней, он не скучает, не ведает ленивого «куда-бы-себя-деть». Все это так. Но то, что человек постоянно занят, еще не значит, что он интересно живет. Ведь он, кроме «своей физики», ничего не видит. Экая узость! - скажет читатель... Что ж, замечу я, Бетховен тоже был узкий специалист. Ну пусть не Бетховен, Бах - он одни фуги писал.
 
Это не просто шутка. Вот доля правды, заключенная в ней: мы исстари привыкли прощать «узость» людям искусства. Мы почитаем их преданность делу и в тех случаях, очень нередких, когда ничем, кроме этого своего прямого дела, они не заняты. Но мы еще не научились уважать «узость» людей науки. Между тем н наука нынче не та, и место в жизни человечества она занимает иное.
 
А главное, и в том и в другом случае это вовсе не узость. Есть другое, более подходящее слово - одержимость. Лишите такого Войцеховского возможности работать - воевать с очевидностями, ставить опыты, копаться замасленными руками в деталях машин вручать свои открытия обществу - выйдет неудачник, которому никакие развлечения не скрасят жизни.
 
Когда я узнаю о человеке, который годами собирает оловянных солдатиков у меня к нему теплое чувство. Это очень хорошо, что вместо того, чтобы пить горькую или стяжать, он предался благородной страсти коллекционера. Но вслед за тем приходит другая мысль: а чем он занимался в свободное от собирания оловянных солдатиков время?..
 
Когда я читаю, что в группе альпинистов были академик И.Тамм, фрезеровщик А.Андреев, конструктор Б.Шляпцев, - это вызывает глубокое уважение. Потому что горы штурмовали академик, фрезеровщик, конструктор. Все же человек интересен для нас прежде всего в главном деле своей жизни.
И хотя я все же не решусь назвать моего героя «гармонически развитой личностью» в том смысле, в каком мы привыкли понимать эти слова, главная, определяющая черта его - одержимость - даже она одна проектирует его в будущее.
 
Анатолий АГРАНОВСКИЙ, спец. корр. «Известий», НОВОСИБИРСК
________________________________________
 * 
Аграновский А. Однолюб // Известия. - 1962. - 3 октября. - С.4.
 
=====
Полный текст читайте на сайте: http://www.prometeus.nsc.ru/
Рубрики:  Культура и духовность/Наука и образование
Культура и духовность/Психология и общество
О дневнике и авторе
Метки:  
Понравилось: 2 пользователям

 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку